Экс-председатель CFTC: Криптовалюта XRP не является ценной бумагой. Так ли это?

Бывший председатель Комиссии по торговле товарными фьючерсами США (CFTC) Кристофер Джанкарло сегодня представил собственный обзор криптовалюты XRP, в котором заявил, что она не является ценной бумагой. Джанкарло получил прозвище «крипто-папы» за то, что во время своего председательствования помог вывести из-под этого определения биткоин и Ethereum.

Вопрос о статусе XRP долгое время вызывает жаркий интерес участников сообщества. Будучи третьей крупнейшей криптовалютой по показателю капитализации, XRP широко распространён на биржах и в прочих сервисах, а его признание ценной бумагой может иметь далеко идущие последствия не только для Ripple, но и для других участников экосистемы. Инвесторы, потерявшие деньги на XRP, заявляют, что компания продала им незарегистрированные ценные бумаги, и требуют компенсацию через суд. Сама Ripple их доводы категорически отвергает.

Тест Хауи

В своём докладе Джанкарло рассматривает XRP с позиции соответствия критериям теста Хауи, используемого в США для признания того или иного финансового инструмента ценной бумагой. Экс-председатель заключает, что XRP не удовлетворяет критериям данного теста. Он утверждает, что XRP является валютой, поэтому в большей степени должен интересовать ФРС, чем Комиссию по ценным бумагам и биржам (SEC).

«В конечном счёте, если объективно рассматривать XRP с позиции теста Хауи и анализа SEC, он должен регулироваться не как ценная бумага, а как валюта или платёжное средство. Распространение XRP в качестве платёжного средства в последние годы среди потребителей и бизнеса подчёркивает его ценность как полноценного заменителя фиатной валюты», – пишет Джанкарло.

При этом он сообщает, что в ходе своего анализа полагался на «предоставленную Ripple фактическую информацию». Forbes также отмечает, что Джанкарло уже не является действующим регулятором, и кроме того, финансируется Ripple.

Инвестиционный контракт

Экс-председатель поочерёдно рассматривает основные пункты теста Хауи. Так, тест гласит, что инвестиционный контракт должен подразумеваться или напрямую заключаться между эмитентом и покупателем актива. «Тот лишь факт, что частные лица держат XRP, не создаёт отношений, прав или привилегий относительно Ripple больше, чем владение эфиром создаёт контракт с Ethereum Foundation, организацией, курирующей архитектуру Ethereum», – пишет он.

В то же время, Джанкарло забывает, что компания OpenCoin, в 2012 году создавшая тогда ещё называвшийся «Ripple» XRP, управлялась преимущественно теми же людьми, что основали Ripple. Затем создатель XRP пожертвовал большую часть активов Ripple, таким образом разделив последнюю с историей актива, а данные о создании XRP оказались запутаны из-за бага в коде.

Выражаясь иначе, в отличие от биткоина и Ethereum, данные первостепенной значимости о происхождении актива больше не привязаны к его сегодняшнему блокчейну. Ребрендинг «Ripple» в «XRP» также был направлен на дистанцирование компании от криптовалюты и подкреплен усилиями по изменению её образа в СМИ.

Единое предприятие

Согласно второму пункту, для признания актива ценной бумагой должно существовать «единое предприятие» между инвесторами и компанией. Джанкарло опровергает эту связь и заявляет, что держатели XRP, которые используют монету для спекуляций, преследуют цели, отличные от задуманного компанией назначения.

Примечательно, что в случае XRP большая часть практической ценности актива происходит от действий самой Ripple, тогда как не являющимся ценными бумагами криптовалютам свойственно наличие инфраструктуры разнообразных игроков. Если держатели XRP и не ожидают, что криптовалюта будет расти в цене благодаря усилиям Ripple, они даже приближённо не так тесно вовлечены в формирование её будущего, как держатели биткоина и Ethereum.

Ожидания прибыли

«Хотя Ripple держит значительную часть эмиссии XRP и явно заинтересована в ценности своих активов, этого недостаточно, чтобы заявлять, что взаимные интересы в ценности актива порождают ожидания прибыли, как того требует тест Хауи», – добавляет Джанкарло.

Согласно информации на сайте Ripple, компания в настоящее время имеет доступ к 6,4% от выпущенных за всё время XRP. В этом числе не отражены 49,2%, которыми на самом деле владеет Ripple, заблокировав их на эскроу-счетах для периодического изъятия. Другими словами, всего 44% XRP были распределены среди широкой общественности. Для сравнения, Facebook, вышедший на IPO в год создания Ripple, имеет в свободном обращении 99% акций. У Ripple нет традиционной ценной бумаги, однако фактическое распределение XRP далеко от того, каким его пытается представлять компания.

Хотя не все аргументы Джанкарло в поддержку своего спонсора выдерживают критику, есть основания полагать, что существующее положение вещей будет сохраняться в обозримом будущем. В феврале 2018 года поддержку XRP добавила биржа Coinbase, известная своим щепетильным отношением к правовому соответствию, которая вряд ли взяла бы на себя риск продажи клиентам незарегистрированной ценной бумаги.

Более того, Ripple является одним из немногих держателей лицензии нью-йоркского регулятора BitLicense, что говорит об одобрении её деятельности местными властями. Примечательно, что Бенджамин Лавский, именно он выдал компании лицензию, после своего ухода с поста управляющего Департамента финансовых услуг штата Нью-Йорк присоединился к совету директоров Ripple, что делает его положение в некотором роде схожим с положением Джанкарло.
Комментарии 0